геоКоролев - подробная карта-справочник города Королёв   Карта-справочник города Королёв  
 
Всё о городе Королёв! 26000 зданий, 5050 организаций, 495 улиц!
   Узнай свой город лучше!
   О городе  |  Карты  |  Справочник  |  Улицы  |  Биографии   Разместить рекламу  |  геоКоролёв  
главная > биографии > политика и общественная деятельность > религиозная деятельность > Тохтуев Николай

Биографии:

Тематический указатель

Культура и
искусство

Наука и техника

Политика и общественная деятельность

Прочее

Алфавитный
указатель

а, Б, В, Г, Д, Е, ё, Ж, З,
И, й, К, Л, М, Н, О, П, Р,
С, Т, у, ф, х, ч, Ц, Ш, Щ, э, ю, я

Адресный
указатель

"Болшево"

"Комаровка"

"Костино"

"Подлипки"

"Горки"

"Текстильщик"

Все биографии ...

  Поиск
по г. Королёв:
   

Политика и общественная деятельность
 

Тохтуев Николай Васильевич

Протодиакон
(22 мая 1903 г. — 17 мая 1943 г.)

Тохтуев Николай Васильевич
Н.В. Тохтуев на крыльце Болшевской церкви. Лето 1939 г.
Фото из личного архива В.Н. Тохтуевой.

Протодиакон церкви Косьмы и Дамиана в Болшеве с 1938 г. по 1940 г., причислен к лику Святых по Постановлению Священного Синода от 6 октября 2005 г. "О канонизации Новомучеников и Исповедников Российских ХХ века".

Адресный указатель:

141060, г. Королёв, мкр. Болшево,
ул. Станционная, дом 43

Родился в с. Быме Кунгурского уезда Пермской губернии в семье потомственных кузнецов. Род Тохтуевых происходит от крещёных татар, которые трудились на бымских заводах со времени их основания в первой половине XVIII в.

Отец, Василий Николаевич Тохтуев, пользовался большим уважением односельчан. Пять раз его выбирали волостным старшиной, а в 1906 г. он был избран в 1-ю Государственную Думу. После её роспуска Василий Тохтуев вернулся в родные места. Здесь общественная деятельность его была продолжена: в Осинском уезде он в течение 11 лет ведал делами строительства народных школ, библиотек и больниц. Василий Николаевич Тохтуев дружил с будущим основателем Белогорского монастыря Василием (Коноплёвым) — впоследствии архимандритом Варлаамом.

Мать, Мария Матвеевна (Цветова), была дочерью священника. Тихая и приветливая со всеми, глубоко верующая, она оказала большое влияние на воспитание своего сына Николая.

В 1916 г. Николай Тохтуев окончил двухклассное училище в Быме; в 1917 г. поступил в училище псаломщиков при Архиерейском доме в Перми. Существует предположение, что примерно между 1916 и 1917 гг. он был послушником в Белогорском монастыре. В 1919 г. он продолжил образование в Пермской духовной семинарии, и в том же году был назначен псаломщиком в Свято-Троицкую церковь с. Ашапа. Когда Николай Тохтуев учился на втором курсе, семинарию закрыли.

14 мая 1922 г. состоялось рукоположение Николая Тохтуева во диакона. Этот год стал для него также годом его женитьбы. Он был обвенчан с Марией Евгеньевной (Зорихиной).

В 1923 г. Николая Тохтуева направили служить в Петропавловскую церковь с. Уинского; в 1924 г. — перевели в Николаевскую церковь в с. Кыласове. В это время по всей округе пошла слава о мощном красивом голосе о. Николая. Говорили, что такого баса не было ни у одного из диаконов Кунгура и Перми. И 26 января 1925 г. епископ Кунгурский и Пермский Аркадий (Ершов) призвал Николая Тохтуева на службу в Успенский кафедральный собор г. Кунгура. 25 марта 1926 г. о. Николая возвели в сан протодиакона.

В один из дней 1931 г. Николая Тохтуева вдруг вызвали в ОГПУ, ознакомили с показаниями против него, а затем предложили стать осведомителем. В противном случае пригрозили арестом. Подписку протодиакон дал, и его отпустили. Однако никаких донесений в ОГПУ от него так и не поступило. Очевидно, он не избежал бы ответственности за уклонение от такого "сотрудничества", но здесь помогло другое несчастье. Василия Николаевича, отца Николая Тохтуева, в 1931 г. лишили избирательных прав как бывшего члена Государственной Думы, и двоих его сыновей отправили в тыловое ополчение. Протодиакона Николая послали в г. Екатеринбург (в то время — Свердловск), где в 1931–1932 гг. он с товарищами по несчастью в каторжных условиях работал на стройках.

Однако арест Николая Тохтуева был, по-видимому, только отложен, но неизбежен. В декабре 1932 г. ОГПУ заводит дело по факту "активной антисоветской деятельности", которая заключается якобы в том, что некоторые священнослужители и миряне предсказывают "скорую гибель советской власти, кончину мира, пришествие Страшного Суда", а также распространяют "святые письма". В январе 1933 г. производятся аресты, и в числе 27 человек, заключённых под стражу, оказывается и протодиакон Николай. Его содержат в кунгурском арестном доме.

В камеру, рассчитанную на десять человек, фактически поместили пятьдесят. Находясь в таких тяжелейших условиях, Николай Тохтуев, тем не менее, не ослабевал духом и твёрдо отвечал следователям на допросах, что он является убежденным верующим человеком и верит, что будет приход на землю антихриста, второе пришествие Христа, Страшный Суд и кончина мира. Он говорит: "Но сроков этой кончины мира я не устанавливал и не предсказывал. Разного рода "священные письма" я не распространял... Разговоров о кончине мира я... не имел... Существование советской власти несовместимо с религией и моими убеждениями, так как советская власть проповедует атеизм, безверие. Несовместимы с моими убеждениями как служителя культа и проводимые советской властью мероприятия".

На вопрос следователя о том, давал ли протодиакон подписку о сотрудничестве, о. Николай Тохтуев отвечает так: "В 1931 году я давал органам ОГПУ подписку о сотрудничестве в качестве секретного агента по освещению контрреволюционной деятельности церковников и духовенства, но я не только не выполнял эту подписку, а сам вел антисоветскую деятельность. С советской властью я считаюсь и признаю её постольку, поскольку это не вредит вере. От дальнейших показаний отказываюсь".

Через полгода, 28 мая 1933 г., особое совещание при Коллегии ОГПУ обвинило Николая Тохтуева в "участии в церковно-монархической контрреволюционной организации" и приговорило к трём годам "вольной высылки" на Урал. Однако в кунгурском арестном доме протодиакон заболел тифом, и исполнение приговора было отложено. О нём как будто забыли. В ноябре 1933 г. вместо того, чтобы ехать в ссылку, Николай Тохтуев с женой и четырьмя детьми уезжает в Москву.

В конце 1933 г. он оказывается в Калужской области и служит в храме пос. Угода диаконом. В 1935 г. Николай Тохтуев переехал в Наро-Фоминск. Здесь, в Наро-Фоминском благочинии, он служит сначала в одном, затем в другом храме, но в январе 1938 г. получает сообщение от верных людей о скором аресте. Второпях его семья и он сам уезжают, не захватив почти никаких вещей.

Церковь Косьмы и Дамиана в пос. Болшеве (ныне в черте г. Королёва) стала последним местом служения протодиакона Николая Тохтуева. Его назначили сюда штатным диаконом 18 января 1938 г.

Слава о красивом голосе священника распространилась и здесь: послушать его приходили даже те, кто был далёк от православной веры. Известно, что в этот период жизни Николай Тохтуев брал уроки пения у руководителя ансамбля песни и пляски А.В. Александрова. Протодиакону предлагали стать певцом в этом ансамбле, звали даже в Большой театр, но священник совершенствовал свои вокальные данные исключительно для того, чтобы служить литургию.

В декабре 1939 г. в Мытищинском районе было арестовано несколько человек, все они являлись православными верующими. Среди них находился некий Тимофей Князев, прихожанин косьмодамианской церкви. С этим человеком Николай Тохтуев был знаком и даже как-то раз ездил с ним к одному священнику по такому спорному вопросу: есть ли грех в том, чтобы голосовать на выборах в местный совет? Сам протодиакон был уверен, что греха в этом нет, однако Тимофей Князев считал по-другому. Священник, к которому они оба приехали (о. Сергий, служил в церкви с. Воловникова, в Клинском р-не), сослался на тексты из Священного Писания и сказал, что верующим людям голосовать не запрещается. Впрочем, малограмотного прихожанина это, похоже, не убедило. На допросах в НКВД Тимофей Князев признался, что "говорил везде среди лиц, которые меня окружали, и среди которых я вращался... что в Евангелии написано: будет положено начертание на правую руку или на лоб (чело), что нельзя будет никому ни купить, ни продать, кто будет иметь это клеймо... Вот мы в силу таких религиозных размышлений и объявили себя не гражданами СССР, отказались от трудовых книжек, не стали ставить на паспорта фотокарточки и отказались от законов, существующих в СССР".

Через некоторое время после ареста Тимофея Князева, в дом, где жил протодиакон Николай Тохтуев, постучался человек в штатском и показал повестку в Мытищинское отделение УНКВД. Это случилось 26 апреля 1940 г., в Страстную неделю. Протодиакон наскоро собрался, его посадили в машину, стоявшую метрах в пятидесяти от дома, и увезли. Допрос состоялся сразу же по приезде и длился до утра. Следователь спросил о Тимофее Князеве, и о.Николай Тохтуев ответил, что знал об "антисоветских" высказываниях прихожанина, но сознательно не доводил их до сведения советской власти. (Из протокола допроса: "Значит, вы прикрывали его?" — "Да, это так"). Следователь спрашивал и о том, был ли протодиакон когда-либо под следствием. Вначале Николай Тохтуев отрицал факт своего ареста, но затем признал его и сказал, что готов понести наказание за уклонение от ссылки. И вновь ему предложили выбор — или восемь лет лагерей, или "сотрудничество" по выявлению всех "антисоветски настроенных" лиц. Протодиакон, вспомнив о скорой Пасхе и подумав о возможности встретить праздник с семьёй, дал обязательства, выполнять которые не собирался. Его отпустили до понедельника, 29 апреля. В этот день он собрал сумку со всем необходимым, простился с семьёй, в которой было уже семеро детей, и предупредил старосту храма о том, что богослужение он пропустит, так как из НКВД, вероятно, уже не вернётся. Сразу же после явки он написал краткое заявление об отказе от сотрудничества: "Товарищ начальник, я отказываюсь от подписки и давал её лишь потому, чтобы мне была возможность встретить Пасху и проститься с семьёй. По моим религиозным убеждениям и по сану не могу быть предателем даже злейшего моего врага...". Эту бумагу он вручил начальнику Мытищинского отделения УНКВД. Тот, прочитав заявление, всё же предложил протодиакону ещё немного подумать и отпустил его домой. Но Николай Тохтуев остался твёрд в своих убеждениях и написал повторное обращение: "...Вот уже двадцать три года существует советская власть, и я ничем не проявлял себя враждебным по отношению к ней, был всегда лояльным, исполняя все распоряжения власти, налоги всегда выплачивал исправно, дети мои учатся в советской школе, и вся моя вина лишь в том, что, будучи убежденным христианином, я ... не хочу входить в сделку со своей совестью... И вам не могу услужить, как вы хотите, и перед Богом кривить душой. Так я и хочу очиститься страданиями, которые будут от вас возложены на меня, и я их приму с любовью" (цитата из заявления).

Ордер на арест был выписан 4 июля 1940 г. Согласно ему, протодиакон Николай Тохтуев обвинялся в том, что "являясь враждебно настроенным к существующему в СССР политическому строю, был тесно связан с отдельными участниками группы... существовавшей в Мытищинском районе, Князевым и другими (арестованы в 1939 году и осуждены в 1940-м)... Зная об открытых высказываниях Князевым... антисоветских настроений, Тохтуев укрывал его и не довёл об этом до сведения органов советской власти...".

Арест был произведён в ночь с 5-го на 6-е июля 1940 г. Николая Тохтуева заключили во внутреннюю тюрьму УНКВД Москвы и Московской области на Малой Лубянке и сразу же допросили. Его спрашивали о личных убеждениях, и арестованный не скрывал, что "верит всему, что написано в Священном Писании", а людей, которые помогают советской власти разоблачать "контрреволюционно настроенные элементы", он считает "агентами-предателями". Николай Тохтуев сказал открыто, что сам он таким не будет ни при какой власти: "ни при советской, ни при царской, ни при фашистской". Матушке Марии Евгеньевне один раз удалось увидеться с мужем, пока он был на Лубянке. Больше они не встречались.

25 июля следствие по делу Николая Тохтуева было окончено. 2 сентября 1940 г. Особое Совещание при НКВД приговорило протодиакона к 8-ми годам заключения в исправительно-трудовом лагере, и он был отправлен в Севжелдорлаг в Коми АССР. Последнее письмо он прислал родным из пос. Кожвы под Воркутой в начале 1943 г.

Протодиакон Николай Тохтуев погиб в заключении, в Печорлаге, 17 мая 1943 г. и был погребён в безвестной могиле.

16 августа 1957 г. Московский областной суд его реабилитировал.

В 2005 г. протодиакона Николая Тохтуева прославили в лике Святых; день памяти отмечается 17 мая.

Житие священномученика составлено игуменом Дамаскином (Орловским) и было впервые опубликовано в 2006 г. В том же году в Свято-Тихоновском богословском университете написали икону Николая Тохтуева: на золотом фоне в полный рост стоит святой, а позади него вдалеке видна болшевская церковь. Инициатором написания этого образа стал священник болшевского храма Георгий Рзянин.

Источник:

  • Простите, звезды Господни: Исповедники и соглядатаи в документах, или Зачем русскому Церковь? / Составитель В.А. Королев. — Фрязино: 1999.

Икона св. Николая (Тохтуева)
Икона св. Николая (Тохтуева)
в болшевской церкви Косьмы и Дамиана,
написана в 2006 г.
Фото геоКоролёв.

Протодиакон Николай Тохтуев и епископ Кунгурский и Пермский Аркадий
Протодиакон Николай Тохтуев
и епископ Кунгурский и Пермский Аркадий (Ершов),
4 февраля 1927 г. Кунгур.
Фото из личного архива В.Н. Тохтуевой.

Семья протодиакона Николая Тохтуева
Семья протодиакона Николая Тохтуева.
Болшево, июнь 1938 г.
Фото из личного архива В.Н. Тохтуевой.

Косьмодамианская церковь в Болшеве
Косьмодамианская церковь в Болшеве,
начало 2000-х гг.

Заявление Николая Тохтуева в НКВД
Заявление Николая Тохтуева на имя
начальника Мытищинского отделения УНКВД,
29 апреля 1940 г.
Фото из личного архива В.Н. Тохтуевой.

Положение на карте:

Что посмотреть ещё

Карта сайта  |  Правовая информация  |  геоКоролёв  |  Контакты

Все права принадлежат проекту "геоКоролёв" © 2006-2017


Рейтинг@Mail.ru 


Сообщить об ошибке

Добавьте к сообщению Ваш e-mail,
если хотите получить ответ

  Отправить